russkiy_malchik

Category:

Восстание американского Хама - шанс для России и человечества

Погромы и протесты во имя Джорджа Флойда к концу второй недели приутихли, но новый виток кризиса в США не исчерпан – он продлится, как минимум, до выборов президента, и может вспыхнуть по любому поводу.

Протестующие одержали разгромную победу – поставили на колено полицейских, сенаторов, мэров, получили поддержку губернаторов, политиков других стран запада, почти всех знаменитостей Голливуда (тех, кто посмел пикнуть что-то не так, смешали с грязью) – и на этом не успокоятся.

Даже часть улицы перед Белым Домом волей толпы переименована в иезуитски-расистскую фразу «Жизнь чёрных имеет значение» («Black Lives Matter») – то есть жизни негров ставятся на особое место, а остальные расы выводятся за скобки: может, их жизни тоже имеют значение, а может, и нет.

Осталось только переименовать Белый дом в Чёрный, но мешает Трамп – будь президентом Обама, точно бы перекрасили символ президентства под радостный вопль погромщиков и к ужасу трамповской Америки.

Однако это далеко не расовое противостояние, не движение за права кого бы то ни было – здесь нет правых и виноватых.

«Хороши» все: и полицейские, которые палят по гражданам без разбора и повода, и негры с латиносами, многие из которых даже при наличии работы живут на пособия, плюют на законы и создают криминальную субкультуру; не менее криминализированная элита, подстроившая всю экономику под исключительно своё обогащение, обслуживающие её медиа-холдинги, которые запутались в собственном вранье, и толпы простых американцев, требующие не справедливости, но халявы по принципу грабь награбленное.

Неслучайно жертвой-символом протестов стал не идейный борец типа Анжелы Дэвис и не проповедник-моралист вроде Мартина Лютера Кинга, но неоднократно осуждённый за наркотики и грабежи, в крови которого обнаружили интоксикации метамфетамином и синтетическим опиатом фентанилом – то есть типичный образчик общества, в котором учат лёгкой и красивой жизни без труда, брать от жизни всё, ничего не отдавая.

Более честный лозунг протестующих, по меткому замечанию в соцсетях, должен бы звучать как «Black Nikes Matter», то есть настоящее значение для бунтующих имеют кроссовки «Найк», которые охотно выносили из разгромленных магазинов.

Крокодиловы слёзы по Флойду лживы – всем им наплевать на него, переживания его семьи. Перевозя его тело в золотом гробе по городам США, смерть несчастного негра используют в политических играх (хотя не исключено, что ему бы самому понравилось – как же, такое роскошное турне).

Причём используют как чернокожие, так и люди с белыми холёными лицами – но те и другие не понимают, что тем самым уничтожают сами себя, усугубляя радикализацию Америки.

Раскол в США идёт не по одной линии, он многогранен, это кризис американской идентичности, крах американской мечты. Нет веры не только государственным институтам, копам, элитам, СМИ (их давно и всё сильнее ненавидят граждане разных групп), у американцев исчезла вера в самое святое, в то, что их страна – лучшее место на земле для построения успеха и что они с каждым днём будут жить лучше.

Даже по официальной статистике, число жителей США, ощущающих гордость за свою страну, уменьшилось с 2011 по 2016 годы с 69 до 50%. Приход Трампа вроде бы должен был исправить ситуацию, но спустя четыре года его деятельности, по данным на апрель 2020 года, 60% американцев считают, что экономика США находится в плохом состоянии.

А состояние экономики, рост доходов – ключевой для американцев показатель, смысл жизни.

Примитивная идея успешности как главной цели бытия, вышедшая из протестантизма, в котором материальных успех является подтверждением избранности человека, долгое время, как ни странно, была главной скрепой США на протяжении всей их недолгой истории. Все недостатки, проблемы и даже дискриминация, в том числе расовая, нивелировались и как бы покрывались фактором роста доходов, уровня благосостояния большинства американцев.

Да, расизм, да, ложь и тоталитаризм капитала, но посмотрите, какой рост достатка домохозяйств! Более того, поверх этой скрепы удалось даже слепить ореол великой демократии и империи свободы, который позволял заманивать в США человеческие ресурсы и прикрывать грабительский неоколониализм.

Однако в последние десятилетия эта и так недалёкая идея деградировала до неуёмного потребления, которое могло обеспечиваться только за счёт выкачивания ресурсов других стран. А столкнувшись с ограничением потребления мировых ресурсов из-за того, что Китай и Россия всё меньше позволяют делать это, она исчерпала себя, перестала работать – и все недостатки американской идиллии стали прорываться наружу.

В американских городах восстал Хам, которого десятилетиями лелеяли и воспитывали на халяве и вседозволенности, на культе потребления и силы. Демоны, которых предыдущие годы спускали за пределами Штатов, то в Ираке, то на Украине, выскочили теперь на улицы Америки – и их не устроит никакой компромисс, никакие политические лозунги и равные права, они захотят разрушения всего и сразу.

И это не просто внутренние проблемы гегемона – крушение американской мечты, доминирующей на международной поляне последние лет 40, закрывают Pax Americana на культурно-ментальном уровне и открывают новую страницу мировой истории.

Встаёт вопрос – что дальше? Автор издания The Jerusalem Post высказал мысль, что массовые акции протеста в США — звёздный час России.

В действительности это шанс для всего человечества и для России в особенности.

Если даже в США перестала действовать протестантско-потребительская модель успешного, свободного, толерантного собственника, то значит, она нежизнеспособна и взамен неё придёт другая модель.

Но чтобы ответить на ключевой вопрос - какая именно? - следует извлечь из происходящего чёткие выводы, что же является ложным и неправильным, отброшенным историей.

Первое. Общество, ориентированное на потребление и материальный успех как главную ценность, при первом же ограничении ресурсов входит в режим саморазрушения. Оно способно существовать и долгое время быть устойчивым, но только при постоянной экспансии вовне, которая покрывает жадность членов этого общества, а при отсутствии такой возможности приводит к пожиранию граждан друг другом, когда и богаты, и бедные становятся вурдалаками.

Ставка на экономическую активность частного собственника и рыночную конкуренцию, которую пропагандируют российские либералы, ущербна, так как в конечном итоге приводит к бесчеловеченой системе и, как итог, к толпам условных Джорджей Флойдов и его убийц.

В России материальный успех пока не стал главной ценностью в народе, но его насаждение происходит повсеместно и методично – от медиа до масс-культуры.

Власть, как минимум, не мешает этой пропаганде, а возможно, и считает такое общество более управляемым, чем идейное.

Но на примере американского Хама видна ошибочность таких расчётов: культ потребления требует постоянного его роста и всё больших ресурсов, а они не бесконечны, любое их ограничение запускает механизм разрушения, что рано или поздно приводит к бунту черни.

В российских же реалиях даже рост потребления не снизит недовольство властью, наоборот – с превращением народа в чернь даже увеличение доходов и комфорта будет вызывать протестные настроения.

Для русских безыдейность невыносима даже при сытости, и наоборот.

Важный пример – в 2014 году на волне присоединения Крыма даже рост цен и санкции не помешали бурному росту национального самосознания и доверия к власти, а начиная с 2016-го при меньших социальных проблемах многие стали роптать на власть, обвиняя её в безыдейности и потакании капиталу.

Россия – идеократическое государство, СССР и романовская Империя в одночасье рухнули не от экономических проблем, а от потери народом веры в государственную идею, точнее, в то, что власть сама верит в неё.

Но это не повод делать из России США, так как их скрепа материального успеха уже привела к жуткому саморазрушению общества и в итоге приведёт к гораздо более худшим последствиям.

Второе. Неограниченная власть меньшинства под предлогом прав человека есть ничто иное как тоталитаризм.

Все движения такого типа – за права геев, metoo, BLM – ведут к угнетению прав большинства, а затем к переформатированию жизни большинства по лекалам (зачастую, извращённых) избранных. По сути, это есть социальная инженерия по типу евгеники. Все несогласные или просто отличные от меньшинства подлежат насильственному исправлению и уничтожению – ментальному, социальному, а в крайнем случае физическому.

Самое мощное меньшинство, угнетающее народ, это владельцы крупного капитала, выстроившее глубинное квазигосударство и находящиеся в тени – они и порождают несправедливые механизмы в обществе, приватизируя государство и национальные интересы. Они же запускают и оплачивают кампании других меньшинств, чтобы через них разрушить мешающий потреблению традиционализм. Причём транснациональный американский капитал зачастую использует местный капитал как инструмент по закабалению страны – Россия испытала сполна испытала это в 1990-е годы.

Однако угроза эта не исчезла, но изменилась.

По мере усиления российского капитала и ослабления возможностей США, похоже, тот задумывается о подчинении себе российского государства по американской модели после ухода Путина. Куда эта модель завела самих американцев – видно по той ненависти, которую испытывают к местным олигархам даже те, кто не вышел на протесты.

В желании победить коллективный Уолл-стрит американцы всё больше обращаются к примитивным левым рецептам.

В России эта ненависть будет ещё сильнее.

Поэтому в модели будущей независимой России роль частного капитала должна быть сведена к минимуму (на уровень мелких торговых лавочек), а крупные национальные активы должны быть национализированы. Недавний пример с аварией ТЭЦ в Норильске из-за жадности владельца «Норникеля» тому очередное доказательство.

Третье. Западная демократия и свобода слова в условиях диктата капитала лишь ширма для интересов крупных собственников. Даже сами американцы давно разочаровались в «демократических» СМИ и выборах.

Но в России остаются ещё те (причём среди молодёжи их становится больше), кто свято верит в свободные СМИ, если они не принадлежат государству, и в свободные выборы, если они не контролируются государством. Пора перестать играться в обанкротившиеся западные механизмы легитимности и выстроить собственную модель публичной власти, исходящей из традиций самодержавия и народного представительства (земств, народных депутатов, советов).

Но это невозможно будет сделать без воспитания народа в традициях русской мысли, не как потребителей, а как хозяев России, и – главное – без выстраивания идеологии русского мира.

Безыдейное общество обречено и не создаст реальную замену Pax Americana, а значит продолжит подражать ему даже после его банкротства.

Эдуард Биров, ForPost

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.