russkiy_malchik

Кончаловский о кризисе Запада и поиске альтернативы неолиберализму

На редкость содержательная беседа для нынешнего ТВ состоялась на программе «Агора». И прежде всего благодаря Андрею Кончаловскому и Евгению Водолазкину. Просто удивительно, как изменил мнение Андрей Сергеевич под влиянием брата Никиты Сергеевича — от ярого западника, поддержавшего белоленточников, до традиционалиста, хоронящего Запад и предрекающего новый социализм.

Взять хотя бы такие его слова: «Солженицын, переехав на Запад, ещё тогда заметил, что западная цивилизация становится жертвой рынка, что деньги поглощают то, что можно назвать настоящим искусством. И сейчас мы видим, что определённая модель, которую мы тоже пытаемся в нашей стране осуществить, приходит к концу».

И вот ещё: «Музей, книга — она требует жертвы, человек должен пожертвовать своим временем, а сейчас у многих людей такое понимание: посмотрел картину, побежал, посмотрел другое... Иллюзия, что посмотреть — этого достаточно, она губительна для человеческого сознания. Человек без времени созерцания неполноценен, но рынок отнимает у человека всякую возможность созерцания, потому что рынок должен насытить человека, всё время потребляя. А потребление — это чем короче, тем лучше...

Поиск новой модели неизбежен. Рынок не может строиться только на свободе предпринимателя, так как алчность не ограничена, если её не будут ограничивать. Понятно, что жажда  власти и алчность приводят к концу капитализма, империализма, свободного рынка, как угодно».

И дальше Кончаловский говорит, что выход только один — в новом социализме. Но понимает его, к сожалению, ограниченно — лишь как ограничение человеческой алчности государством. 

Евгений Водолазкин (кстати, как писатель типичный постмодернист, даже удивительно) зрит глубже и говорит о конце не просто либерализма-капитализма, но всего Нового времени, начавшегося с реформации, протестантизма, породившего ложную идею прогресса, гуманизма (где в центре мироздания Бога заменил человек) и капитализм, империализм, концлагеря, мировые войны, и выродившийся в постмодернизм. И теперь индивидуализация личности дошла до абсурда, когда право на персональное самоубийство важнее идеи нравственности.

Несомненно, это так. Но что дальше?

Водолазкин повторяет распространённую ныне гипотезу, что вернётся Средневековье, точнее, его формы с новым содержанием. Отличие от Нового времени будет в том, что человек вновь научится сосредотачиваться на созерцании и станет ограничивать свои материальные желания ради спасения души.

При этом и Кончаловский, и Водолазкин сошлись на той, ещё недавно немыслимой для либерального мировоззрения мысли, что ограничение личности делает её сильнее, так как она выражает общую точку зрения, и работает на её же пользу.

К слову, это во многом сходится с тем, о чём рассуждает Александр Щипков, и с идеями нравственной экономики. Думаю, что в этом направлении и необходимо двигаться, пытаясь выйти из тупика.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.