Categories:

От «заморозки» к «разморозке»: Москва перехватила у Запада инициативу в Большой игре

В последние недели российская дипломатия заметно активизировалась, продемонстрировав ряд подвижек в публичном поле. После затяжной паузы, ознаменовавшейся тактикой «заморозки» и риторикой глубокой озабоченности, Москва почти одновременно совершила серию продвижений по ключевым направлениям внешней политики — Украине, Корейском полуострове, Афганистане. Продвижения не решающие, но заметные. Понятно, что они не появились вдруг, а тщательно подготавливались всё это время. Но очевидно также и то, что появилась политическая воля Кремля на то, чтобы они были совершены.

Так, приняты два решения по Украине, которые были давно ожидаемы и теоретически могли быть реализованы ещё в 2014-м году — прекращение экспорта на Украину сырой нефти, угля, бензина и дизельного топлива с 1 июня 2019 года, а также выдача жителям ДНР и ЛНР гражданства России в упрощенном порядке. Тем самым Россия вернулась к инициативной политике по Украине, отсутствие которой позволяло Западу беспредельничать на этой территории.

Прекращение поставок топлива из России вкупе с временным ограничением нефтепродуктов из Белоруссии фактически означает ГСМ-блокаду Украины, что, по меньшей мере, затруднит обеспечение украинской армии в Донбассе, а по большей — может создать топливный коллапс всей украинской экономики. Даже возможные закупки из других стран через южные порты Одессы и Черноморска, принадлежащие Коломойскому, не компенсируют дефицита топлива полностью, а значит, заставят местный олигархат, сделавшего ставку на Зеленского, крепко задуматься и вспомнить о своей зависимости от Москвы.

Важно, что такой ход показывает: смена официального лица на Банковой не воспринимается Россией как смена русофобского режима, нужны реальные шаги навстречу. Пока их не будет со стороны Киева, Москва продолжит относиться к нему как к главе враждебного режима.

Отсюда и другой долгожданный шаг — российские паспорта для жителей ДНР/ЛНР. Это не только долг Москвы по отношению к солдатам Русской весны, выдержавшим 5 лет обстрелов на переднем крае агрессии Запада против России. Это качественно новые реалии для Киева и его кураторов, которые привыкли к безнаказанности и безынициативности Кремля в Донбассе. Теперь агрессия против российских граждан ДНР/ЛНР (когда они ими станут) автоматически включает осетинский сценарий 080808 со всеми вытекающими для Киева. Официальный представитель МИД Мария Захарова недвусмысленно на это указала:

«У человека, который обладает российским гражданством, будь то человек, который проживает на территории России, или находится на территории другого государства, если он является гражданином России, у него одинаковые прав».

Тем самым Москва ясно показывает, что время «заморозки» и «озабоченности» закончилось, и она готова к решительным действиям против Украины как анти-России.

Тем более что это далеко не все возможности Кремля. В арсенале — арест капиталов и активов украинских олигархов в российской экономике, привлечение к суду организаторов «АТО» (в том числе через Интерпол), введение визового режима гражданам Украины или ограничение рабочих мигрантов одновременно с упрощением выдачи российского гражданства всем украинцам, о чём уже упомянул Путин. Наконец, прекращение или максимальное ограничение транзита газа через Украину 1 января 2020 года.

Теперь уже Запад и контролируемые им украинские олигархи оказываются в позиции догоняющих, вынужденных искать ответные ходы. А это качественно иная ситуация для них, которая заставит нервничать и допускать ошибки. Как, к слову, заставляет нервничать и совершать серьезные ошибки Лукашенко активная дипломатия нового российского посла Михаила Бабича.

Параллельно Москва вышла на первые роли в переговорах по Корейскому полуострову. В гости к Владимиру Путину приехал на бронепоезде глава КНДР Ким Чен Ын — как к главе дружественного государства, способного подставить плечо в жёстком торге с агонизирующим гегемоном. Несмотря на отсутствие прорывных решений (по крайней мере, публичных), саммит во Владивостоке стал знаковым, так как показал, что при тупике в самых острых конфликтах без России не обойтись, несмотря на все попытки нас изолировать.

После провала переговоров Трампа и Кима в Ханое, где, по слухам, США потребовали от северокорейцев демонтировать ядерное оружие и отдать его на хранение Вашингтону, Ким искал силу, которая может не просто поддержать его дипломатически и экономически, но стать гарантом безопасности КНДР. И речь всё же не просто о международных договорах, которые с беспринципностью Запада, в том числе и Трампа, не стоят и копейки.

Единственный вариант, когда руководство КНДР пойдёт на компромисс с Вашингтоном и уступки в области безопасности (условно: частичная денуклеаризация в обмен на вывод баз США), заключается в том, что Россия берёт КНДР под свою непосредственную защиту.

А это качественно и даже радикально меняет расклад сил на Дальнем Востоке и в целом в Азиатско-тихоокеанском регионе. Не говоря о том, что такой расклад невозможен без выхода Японии из-под протектората США. Впрочем, на это, на самом деле, и направлено предложение Москвы к Абэ по заключению мирного договора, переговоры по которым вновь активизируются в мае.

Афганистан — третий внешнеполитический фронт, на котором наконец удалось достичь важного решения. По итогам встречи спецпредставителей президента России, МИД КНР и Госдепа США 25 апреля достигнут трёхсторонний консенсус об «упорядоченном и ответственном выводе иностранных войск из Афганистана». По сути, это юридически закреплённое обязательство США о выходе из ключевой страны Средней Азии. Понятно, что несмотря ни на какие договорённости в воле американцев не исполнять взятое обязательство или растянуть его до бесконечности.

Однако на лицо качественное изменение позиции США по Афганистану, что может привести к историческому шагу — завершению многолетнего присутствия там американской армии. Другой вопрос — в чём истинный замысел такого решения и на каких условиях Вашингтон его принял? Высока вероятность, что американцы по своему обыкновению рассчитывают обратить Афганистан в хаос и с помощью ИГИЛ (организация запрещена в России) превратить его в новый «всемирный халифат».

К слову, позитивные процессы происходят и на других фронтах геополитической войны. В Сирии подходит к завершению создание конституционного комитета, который запустит примирение политических сил и обновление сирийского государства. Вооружённая оппозиция принимает активное участие в астанинском процессе, несмотря на то, что ВКС РФ наносят точечные удары по «бандитам» в Идлибе.

Инициатива в Сирии полностью и окончательно в руках России, а потому информационная война на этом фронте сошла к минимуму.

Фокус внимания уже сместился к Ливии, где поддерживаемый Россией генерал Халифа Хафтар готовится к взятию Триполи, что должно началом стабилизации Ливии. Президент США Трамп, к слову, не против такого варианта.

Некоторые эксперты склонны видеть в этих фактах свидетельства согласования Большой сделки между США и Россией — от КНДР и Афганистана до Сирии и Украины. В статьях выстраиваются многоуровневые хитрые схемы размена интереса в одном регионе на интересы в другом. Безусловно, переговоры США и России ведутся на самых разных уровнях — чего стоит только полусекретный визит в Москву советника Трампа Фионы Хилл. Неофициальная дипломатия естественна даже для государств, находящихся в остром противостоянии или накануне войны — скажем, между КНДР и США или между СССР и гитлеровской Германией.

Однако расчёт на достижение Большой сделки напрасен. Даже если бы Штаты этого искренне захотели, такого рода сделки практически невозможно реализовать — хотя бы из-за трудности согласования множества нюансов в разных регионах мира, где сталкиваются острейшие конфликты десятилетий

Но ещё опрометчивее ждать от Вашингтона добровольного упорядоченного ухода и уступок — даже при всех внутренних проблемах госуправления и внутрэлитных конфликтах США остаются себе верными. Они обманут в любом случае и нарушат любые договорённости. Они пойдут во все тяжкие, если только дать им такой шанс. Свежий пример тому — Венесуэла. Как она вписывается в Большую сделку?

Единственно реальная Большая сделка с США — это подписание их безоговорочной капитуляции как мирового жандарма.

А это невозможно путём добровольного решения самих Штатов, кто бы ни был у руля — только через разгромное поражение. Дай бог, не в войне, а в геополитическом противостоянии.


Эдуард Биров, 27 апреля 2019, 15:49 — REGNUM  


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.