russkiy_malchik (russkiy_malchik) wrote,
russkiy_malchik
russkiy_malchik

Category:

Путинская реформа армии: от Сердюкова к Шойгу

KMO_085979_04317_1_t218

В феврале 2012 года Владимир Путин в статье "Быть сильными: гарантии национальной безопасности России" заявил следующее: "Опыт всех предыдущих лет доказывал, что потенциал развития прежней военной структуры, доставшейся нам от СССР, полностью исчерпан. А что, по сути, представляла из себя эта структура? Тысячи баз хранения, арсеналы, склады, многочисленные штабы и "кадрированные" части. Словом, всё то, что было необходимо для развертывания "мобилизационной", многомиллионной армии прошлого века. Насыщать старую структуру людьми и техникой было бессмысленно: на это не хватило бы никаких ресурсов - ни финансовых, ни человеческих. Главное - она не отвечала не только перспективным, но и современным требованиям. Ничего не меняя, ограничиваясь постепенными и половинчатыми преобразованиями, мы могли рано или поздно окончательно утратить свой военный потенциал, потерять наши Вооружённые Силы как дееспособный организм. Выход был только один - строить Новую Армию. Армию современного типа - мобильную, находящуюся в состоянии постоянной боевой готовности. Это очень трудный процесс, затрагивающий десятки тысяч людей.  С этим связаны неизбежные ошибки, обиды, претензии. Обострённая общественная реакция, в том числе в самой армейской среде. Реформу проводит не один человек и не десять. Меняется сложнейший институт, внутри которого накопилось множество  изъянов. Сбои, "эксцессы исполнителей", слабая информационная работа и отсутствие каналов "обратной связи",  формальное исполнение директив - всё это реальные "проблемные точки" идущей реформы. Наша задача - видеть эти "проблемные точки" и корректировать те или иные решения. Выдерживая общую логику на системные преобразования Вооружённых Сил".

Называть после таких слов Путина радикальную военную реформу, по-настоящему начатую в 2008 году (после катализатора в виде Пятидневной войны) и запланированную до 2015-17 годов, сердюковской или как-то иначе, как это делают некоторые популярные военные эксперты, и уж тем более называть её предательской или провальной, значит не понимать то, в какой ситуации находилась армия к середине 2000-х и как преобразилась она за последние 6 лет. В аналитическом исследовании "Новая армия России" подробно анализируется состояние российских войск по всем родам и родам - до реформы и после (на 2019 год), и делается вывод о стратегически верном направлении преобразований. В частности, на примере сухопутных войск видно, что конкретно изменилось в структуре армии за эти годы: "До начала перехода на "новый облик" на 2008 г. в составе Сухопутных войск РФ (без Воздушно-десантных войск) находились 24 дивизии (три танковые, 16 мотострелковых и пять пулемётно-артиллерийских) и 12 отдельных мотострелковых и стрелковых бригад, плюс две военные базы дивизионного состава (в Армении и Таджикистане). Реально из этих 24 дивизий и двух военных баз более или менее полностью развёрнутыми по личному составу были лишь пять мотострелковых дивизий и 201-я военная база в Таджикистане. Фактически лишь 13% частей Сухопутных войск относилось к частям постоянной готовности. В течение 2009 года 23 дивизии были расформированы, а взамен к 1 декабря 2009 года были созданы 40 развёрнутых бригад и военных баз бригадного состава - четыре танковые бригады, 35 мотострелковых бригад и одна бригада прикрытия (по сути укрепрайон). [...] Всего на начало 2010 года в ходе реформирования было создано 85 бригад". Таким образом,
трехзвенная управленческая цепь армия - дивизия - полк была сокращено до двухвенной армия - бригада. В сочетании с обновлением вооружения было существенно повышена мобильность и боеспособность сухопутных войск. Преобразования в воздушно-десантных войсках начались ещё раньше и при всех колебаниях завершились следующими результатами: сокращение 26 воинских частей, сокращение 40% воинского состава; формирование в составе дивизий зенитных ракетных полков и передача авиации ВДВ и ВВС. Особо стоит подчеркнуть, что реформу ВДВ задумал и фактически проводил Владимир Шаманов. В военно-воздушных силах упразднены авиадивизии и авиаполки, а все силы сосредоточены на семи авиабазах первого разряда и десятке меньших баз. Одновременно проведена масштабная закупка летательных аппаратов и проводится постоянное обновление авиапарка, увеличивается средний налёт лётчиков, который, по данным на август 2013 года, составил 110 часов на человека и не уступает налёту лучших иностранных армий. И так по всей армии.

Радикальные реформы вооружённых сил России 2008-2012 годов исходили из того, что российская армия должна стать мобильной, боеспособной, современной, без лишних функций и нагрузок, готовой в любой момент отреагировать на локальные войны под защитой ядерного щита. По оценке главы Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов, нынешние преобразования в армии "сравнимы с армейскими реформами Петра Первого и Дмитрия Милютина, военного министра времен Александра Второго". Суть реформ заключается в трансформации вооружённых сил России от традиционной мобилизационной системы к силам постоянной боевой готовности. Фундаментальной концептуальной основой военной реформы является переориентация новой армии России на участие главным образом в ограниченных войнах, так как возможность глобальной войны исключают силы ядерного сдерживания. В связи с этим ключевым решением и был совершён ряд шагов руководством страны в оборонительной сфере.

Что сделано с 2018 по 2012 годы:

  • вместо шести военных округов на территории РФ создано четыре оперативно-стратегических командования, вместо громоздкой организационной системы с корпусами, дивизиями и полками предпочли более прямую и компактную - бригадную;

  • проведено сокращение органов центрального военного управления, включая Минобороны и Генштаб (количество офицеров сокращено вдвое до 150 000, потом решено увеличить их число до 220 000;

  • совершён частичный переход на контрактную основу;

  • проведено повышение окладов военнослужащих в 2-3 раза;

  • реализована активная выдача квартир семьям военнослужащих;

  • создан институт профессиональных сержантов после ликвидации института прапорщиков, которые в основном занимались охраной и обслугой;

  • проведена централизация системы подготовки кадров и начата серьёзная реформа военного образования, в рамках которой формируется 10 крупных научно-учебных центров;

  • начато и продолжено избавление армии от непрофильных услуг (уборка территорий, банно-прачечные услуги, отопление котельных) и активов (земли, здания гражданского назначения);

  • кардинально облегчена мобилизация войск;

  • реорганизована система резервов;

  • начато масштабное перевооружение армии, затраты на которое исчисляются миллиардами долларов;

  • в частности, обновляются стратегические ядерных сил России, авиапарк, танковые войска и артиллерия, морской флот, почти заново создаются современные средства связи;

  • установлена высокая планка и жёсткие нормы качества вооружения для отечественной оборонной промышленности (в том числе и путём закупок иностранного оружия).

С приходом Сергея Шойгу должен быть завершён предыдущий этап реформы армии, устранив его недостатки, и начат следующий. Тезисный обзор действий нового министра обороны за первый год привел "Коммерсант". В частности, там отмечено: "С первых дней работы Сергей Шойгу стал демонстративно ревизовать непопулярные решения предшественника. Он восстановил управление боевой подготовки, ликвидированное в ходе реформы в 2009 году, увеличил количество сотрудников военной приемки до 25 тыс. человек, возродил медицинские, создал спортивные и научные роты, призвал вернуться к работе в ведомстве уволенных при предшественнике офицеров. [...] В январе 2013 Сергей Шойгу выпустил директиву, которой вернул высшему генералитету право присваивать подчиненным воинские звания, назначать на должности и увольнять с них, а также по своему усмотрению определять круг их обязанностей. Анатолий Сердюков эти бумаги визировал сам". В то же время справедливо отмечается, что стратегические решения, принятые при Сердюкове, Шойгу не отменяет. Да, он раскритиковал решение об укрупнении авиабаз и отменил закупку бронеавтомобилей Iveco в пользу отечественной БМД-4М, как того просили вдвэшники. Но в то же время Минобороны таки совершил покупку многострадального "Мистраля" у французов - и первый из них уже спущен на воду под именем "Владивосток". То есть можно говорить о том, что совершается корректировка сердюковского этапа реформы, а не её отмена, как о том мечтали "всепропальщики". И с заменой "женского батальона" Сердюкова на "спасателей" Шойгу не поменялось общее направление преобразований, но только уточнены их параметры и отменены некоторые неструктурные решения - а потому вскоре стоит ждать появление первых ноток неудовольствия Сергеем Кужугетовичем со стороны популярных военных экспертов, выражающих интересы отодвинутых от реформ генералов в отставке, родом из 90-х.

Тем более что перед министром обороны стоят новые задачи в рамках следующего этапа реформы армии, на которые выделены ещё бОльшие средства. В частности, необходимо продолжить перевод армии на контрактную основу, повысить мобильность войск и наконец-то довести до ума схему управление войсками, оснастить армию новым высококачественным оружием (поставленная Президентом задача - "к 2020 году доля новых образцов вооружений в войсках должна составлять не менее 70 процентов"). И что-то мне подсказывает, что если такое оружие наша оборонка во главе с Рогозиным не предоставит, то несладко придётся именно оборонке, а не новому министру. И если надо будет, то Шойгу не применёт воспользоваться услугами зарубежной военной промышленности и масштабной партией закупить, к примеру, те же беспилотники. Хотя, конечно же, общая наша задача - и Министерства обороны, и промышленности, и всей страны - делать оружие у себя дома своими усилиями. Тем более что это главный и, пожалуй, единственный способ моментального запуска форсированной и масштабной реиндустриализации России.

Как видим, реформа армии идёт по довольно чёткому стратегическому плану, который, конечно же, не выполняется на все сто, да и сам по себе наверняка не идеален, но создаёт новый облик российской армии прямо у нас на глазах. Очевидно, что такой план существует и продуман был задолго до 2008 года. А все претензии к Сердюкову или в будущем к Шойгу - это пустая трата времени и эмоций, поскольку в данном случае они исполнители, пусть и ответственные и ключевые. Кто же является автором реформы? Кто её задумал и теоретически обосновал для руководства? На этот вопрос как-то попытался дать ответ тот же самый Руслан Пухов: "Насколько я могу судить, общая идея реформы - переход от советской армии эпохи холодной войны к армии, адекватной новым политическим и ресурсным условиям, - была продумана давно. Но конкретное исполнение явилось в значительной степени импровизацией. Только импровизацией не самого Сердюкова. В Министерстве обороны, несомненно, существовала группа "младотурок", которые и разрабатывали планы преобразований. Возможно, когда-нибудь мы даже узнаем их имена. Из условно неправительственных экспертов в качестве советников привлекались, насколько мне известно, только два человека: президент Академии военных наук генерал Махмут Гареев и экс-разведчик, военный эксперт Виталий Шлыков. Равным образом и сегодняшняя корректировка реформы производится Сергеем Шойгу не только по собственному разумению, но с подачи военных, в том числе отправленных в отставку при Сердюкове и возвращенных сейчас на службу". Махмут Гареев - военачальник и генерал армии в отставке, Виталий Шлыков - грушник, военный эксперт, скончался в 2011 году. Упоминаются и какие-то другие военные специалисты. В любом случае это те из "силовиков", которые не побоялись взглянуть на реалии постсоветской армии и сделать выводы о необходимости радикальных её преобразований, которые многим кажутся разрушением и даже уничтожением. И не только людям со стороны, но и военным, бывшим военным. В частности, как объяснишь десяткам тысяч уволенных офицеров, что уволены они во благо армии и России, и что Сердюков, как человек не из системы, специально был привлечён в качестве бульдозера по разгребанию завалов? Да никак. Бесполезно.

Владимир Путин вынужден делать то, что время от времени делает руководство страны со своей армией после длительного её простоя и деградации - рушит старую, чтобы создать новую. Впрочем, по сути, разрушили советскую армию (как и милицию, как и науку и всё государство в целом) ещё до него - он лишь это озвучил и оформил. Главный вопрос в том - сделает ли это руководитель перед войной или после неё. Второй вариант - фактически гибель страны. Ситуация, в которой находится Путин, сильно напоминает (и дай Бог, чтобы только напоминала, а не соответствовала) ситуации Сталина в 30-е годы, когда старую большевистскую гвардию, перемешанную со старыми царскими кадрами и снаряжённую по образцу начала века нового и конца века старого, пришлось в ускоренном режиме переделывать в современную механизированную боеспособную армаду, способную победить сконцентрированные силы прогрессивного Запада. И можно сколько угодно кричать о неподготовленности Советской Армии к войне, но не будь тех реформ (пусть жёстких и не всегда удачных), армии не было бы никакой. А вслед за ней не стало бы и России. Примерно тот же выбор стоит перед руководством страны и в начале XXI века - либо форсированно изменять армию с привычного её вида на адекватный современным вызовам, действуя по принципу "лес рубят, щепки летят", либо вечно обсуждать это со специалистами и самими военными, ждать всеобщего консенсуса и надеяться, что в других армиях мира происходит такая же неразбериха и бездействие. Учитывая последние события в мире, второго варианта у России не существует.

Теоретически можно придумать любую реформу, даже самую красивую и удачную. Но чтобы реализовать хотя бы 10% от неё на практике - вопреки всем обстоятельствам, помехам и непониманию современников, надо иметь политическую волю и способность брать ответственность за судьбоносные решения. Слава Богу, всё это присутствует у нынешнего правителя России.



РМ

Tags: Путин, Россия, Сердюков, Шойгу, армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 73 comments