August 14th, 2014

Русский Мальчик1

Болотов подал в отставку

Россия 24: в Луганске Болотов подал в отставку, вместо него министр обороны ЛНР Игорь Плотницкий. Причина - последствия ранения, которые не позволяют ему возглавлять республику в усложнившейся ситуации. Есть его личное видеозаявление.

***

Теперь могу сказать, что недовольные Болотовым и его руководством были даже среди самих ополченцев. Ходили разговоры о некрасивых поступках в его окружении. Но не буду распространять, пока это не доказано. Однако что было видно даже со стороны и всегда смущало  - это пассивность Луганска по сравнению с ополчением Донбасса. В то же время Луганск всё это время и до сих пор удерживался под контролем, и никто иной как Болотов стал одним из первых в движении ополчения, а это дорогого стоит.

Так что отставка Болотова может иметь как негативные, так и положительные последствия.



РМ
Русский Мальчик1

Не на Харьков, а на Луганск

Наши корреспонденты выехали на пункт пропуска в Шебекинский район, чтобы встретить автоколонну с гуманитарным грузом. В некоторых источниках сообщалось, что груз отправился на границу Белгородской и Харьковской области в 6 часов утра и к полудню будет вблизи границы, где охранять конвой будут сопровождать военные на БТРах или представители МЧС. Однако ничего подобного мы не застали. На пункте пропуска находились лишь пограничники и журналисты белгородских СМИ. Не было здесь и военной техники, а конвой не появился на границе даже в пятом часу вечера.

Позже выяснилось, что гуманитарный груз застрял в Воронеже. Вчера киевские официальные лица делали заявления, что не дадут разрешения на прохождение гуманитарного конвоя по территории Украины, а российские чиновники уверяли, что маршрут конвоя и его содержимое будет согласовано с украинскими властями и представителями международного «Красного Креста».

В Воронеже колонна с гуманитарной помощью находилась на военном аэродроме «Балтимор». В ночь на 14 августа конвой покинул Воронеж и направляется в Ростовскую область. Планируется, что конвой пересечёт границу через пункты пропуска, не контролируемые украинской стороной. По информации «РИА Воронеж», ранним утром колонну видели жители Павловска. Она проехала Павловск без остановок и продолжила движение в южном направлении по трассе «Дон». Её сопровождали пять автомобилей военной автоинспекции.


***

Значит, точно не на Харьков. В сторону Ростова. А оттуда наверняка на Луганск. Если, конечно, колонна не разбилась на две части, как передаёт Бибиси, и мы не решили запутать врагов окончательно. Официальной информации, поясняющей это, пока нет.

Если наши решатся поехать через зону ополченцев, минуя территорию, контролируемую хунтой, это будет означать, что мы перестали играть в транспарентность и фактически устанавливаем прямую, пусть пока чисто гуманитарную, связь с ЛНР и ДНР.

Это большой риск. Но и большой прорыв в затянувшемся противостоянии.


РМ
Русский Мальчик1

"Многие в России ополчились против беженцев"

bej1_600

Корреспондент «Русской планеты» выяснял, почему жители Ростовской области стали меньше помогать беженцам

По информации пресс-службы правительства Ростовской области, в регионе сейчас находятся почти 50 тысяч вынужденных переселенцев с Украины. При этом их количество растет. Гуманитарной помощи, в том числе еды, на всех переселенцев не хватает. Корреспондент «Русской планеты» узнала, в чем сейчас нуждаются беженцы, находящиеся в Ростовской области.


«Вот так бы легла, лежала и померла»

Раннее утро в Таганроге. Темноволосая тридцатилетняя женщина Анна крутится на кухне. Ей нужно придумать, чем накормить двух своих еще не проснувшихся детей. Открывает светло-голубые дверцы шкафчиков: на второй полке находит последний пакет с кашей. Заглядывает в старый советский холодильник — молока нет. Сегодня дети будут есть овсянку на воде.
– Как же надоело, — восклицает Анна. — Когда уже это закончится?

Она садится на табуретку и закрывает лицо руками.
– Каждый день придумываешь, ломаешь голову, как накормить детей, где взять деньги, работу, больше не могу! Хочу домой.

Резко замолкает, достает кастрюлю, наливает воду и ставит на газ.
– Ничего, все пройдет, — утешает сама себя Анна и снова садится на табуретку.

В комнате кто-то возится и что-то говорит. Анна уходит посмотреть, не проснулся ли кто-нибудь из мальчиков.
– Нет, это они что-то во сне бормочут, — с облегчением говорит она, вытирая руки о домашнее полосатое платье. — Значит, успею все сделать до того, как они проснутся. Хорошо.
– У вас так проходит каждый день? — спрашиваю я, помешивая кашу, за которой меня попросили следить.
– Да, — кивает головой Анна. — А другого выбора у нас нет. Мы же беженцы, приехали в Россию полтора месяца назад из Славянска. Почти бежали, муж у меня остался воевать там. Я убежала с сыном и забрала сына подруги, та осталась с мужем, помогла нам перебраться через границу — так мы попали к русским спасателям. Я с детьми неделю помыкалась во временном палаточном лагере, потом попросила родственников. Они для начала собрали десять тысяч, волонтеры помогли найти квартиру однокомнатную. Теперь вот живем, деньги заканчиваются, я пытаюсь оформить разрешение на работу. Я парикмахер, но могу наращивать ногти, делать маникюр, работать стилистом и много чего еще.
– Неужели для парикмахера нет работы?
– Есть, но без разрешения никто не берет. Спасибо девочкам-волонтерам, ко мне иногда по их совету заглядывают клиенты, и я пытаюсь сделать все, что могу, но надлежащих инструментов у меня нет. Тяжело работать на дому с детьми без инструментов. Вообще никогда не думала, что так будет. Каждый день — выживание. Думаешь, что делать, как найти деньги. Вот так бы легла, лежала и померла — иногда до того тошно. Я зарабатываю порой по сто-двести рублей — это разве деньги? Оформить патент не могу. Пацанов не знаю, чем кормить. У них организм растущий, есть необходимо, да и еще насмотрятся всего, телик в доме хоть выкидывай. Им нужны и шоколадки, и монстры из яиц и прочее. Тяжело, в общем. Раньше хоть можно было в пункт за гуманитаркой съездить, а теперь туда мало что привозят. Волонтеры приезжают с продуктами редко, а с ними как раз и тяжелее всего, они дорогие.
– А когда к вам последний раз приезжали волонтеры?
– Около пары недель назад. Сейчас, говорят, вообще стало плохо с гуманитарной помощью, даже пункты закрываются, не верят нам русские. Думаю, на днях попробую в какой-нибудь лагерь податься. Может, удастся что-то для мальчишек из еды найти. Сама я могу и перебиться, уже привыкла.
Каша на плите сварилась. Анна идет будить своих мальчиков к завтраку, и собираться на поиске работы и еды.


Collapse )