Русский Мальчик1

russkiy_malchik


Записки наивного человека

на исправленной карте звездного неба


Previous Entry Share Next Entry
"Викинг" - фильм-притча о преображении Руси
Русский Мальчик1
russkiy_malchik


Фильм "Викинг" про Владимира Великого собрал десятки тысяч зрителей в кинотеатрах России и сотни гневных отзывов экспертов всех мастей. Самая успешная кинокартина в Новогодние праздники и одновременно самая обруганная после "Утомлённых солнцем-2". Чем больше её ругали в СМИ и соцсетях, тем больше народу шло на неё и голосовали за "Викинг" рублём. Чем объяснить такой парадокс? Можно сказать, что как раз чёрный пиар и создал такую аудиторию. Что в Новый год при таких морозах нечего делать, а фильм про историю России априори вызывает бОльший интерес, чем другие картины. Но это всё не объясняет столь огромной разницы между реальным интересом к фильму и валом негативных отзывов в Сети.

На самом деле, этот кинофильм - не выдающийся, но и не провальный - зацепил российского зрителя, по-хорошему зацепил. Но чтобы понять чем, надо воспринимать его не как историческую работу об эпохе Владимира Великого, а как сказочную сагу 21 века о дохристианской Руси, современную притчу с важным посланием из прошлого. Это художественная конструкция, далеко не идеальная, а местами просто неудачная, но выраженная современным киношным языком, удобным для молодёжи, содержит в себе очевидную попытку показать ту великую трансформацию древней Руси из языческой в Святую. Фильм "Викинг" не о викингах и не о Владимире, не о политических реалиях того времени и религиозном выборе, а о том, как наши предки тысячу лет назад вышли из языческой тьмы на свет божий. Как кардинально они поменяли свои жизненные и духовные принципы, преодолев стародавний языческий закон "кровь за кровь" на новый евангельский "люби ближнего своего как самого себя".

В центре притчи - предельно заострённое противопоставление жестокого, грязного, кровавого язычества новому миру Христа. Авторы фильма попытались вызвать у зрителя буквально физическое отторжение от дохристианского мира, использовав всевозможный "натурализм". Отсюда и обилие грязи в неказистых поселениях, и жестокие сцены убийств, изнасилований, предательств, от которого подкатывает к горлу тошнота. И порой такие сцены жестокости, как, к примеру, изнасилование Рогнеды одурманенным Владимиром на глазах её родителей и викингов, кажутся чрезмерными. Но этот "натурализм" используется вовсе не ради большей исторической достоверности, а из желания максимально эффектно показать чёрное чёрным. Образно и доступно для современного зрителя показать тот духовный мрак, в котором пребывала Русь до обращения в христианство. До тошноты. Вот почему, когда многочисленные знатоки истории древней Руси негодуют от обилия грязи в городах из кривых брёвен и странных доспехов, мол, это не достоверно, их упрёки проходят мимо, поскольку сделано это не ради достоверности, а чтобы усугубить эмоциональный эффект.

И вот здесь возможны и даже нужны упрёки к самой концепции притчи, к задумке авторов показать дохристианскую Русь сплошным кровавым мраком.Оправдано опасение, что показывая черноту язычества, чёрной краской мажется вся Русь. То есть как в случае с коммунизмом - целили в строй, попали в саму страну. Несомненно, с исторической и духовной точки зрения языческие культы, в том числе среди русичей, настоящий мрак и погибель, однако притча только выиграла бы, эффект от неё стал бы сильнее, а цель понятнее для зрителя, если бы было показано, как в самих недрах Руси рождалась та тяга к истине и любви, к благодати, которая привела её к христианству. Что при всей мучительности разрыва с идолопоклонством, русичи и в те годы пестовали в своих душах нечто такое, что помогло им прийти ко Христу. Говоря на языке авторов фильма, среди грязи и капищ появлялись и созревали многочисленные островки чистоты и любви. Недаром даже в "Слове о Законе и Благодати" Илариона, где воспевается христианизация Руси, воздаётся хвала князьям-язычникам Игорю и Святославу, которые в фильме представлены частью тёмного и злого мира.

Впрочем, отчасти такая попытка в фильме предпринята - среди русичей показаны герои, которые приняли христианство и живут по новым принципам в языческом окружении. Жена Ярополка Ирина, смирением отвоевавшая Владимира у язычески мстительной Рогнеды, и дружинник Фёдор, который перед боем с печенегами крестится и произносит знаменательные слова "Я раб Божий, и больше ничей" - это, собственно, и есть Святая Русь, рождающаяся из языческой. Эти роды и должны были стать ядром притчи, её солью. Образы Ирины и Фёдора можно и нужно было показать ярче и смачнее, показать таких же героев в толпе простолюдинов. Опять же - не столько для достоверности исторической, сколько для достоверности художественной.

Сам Владимир Великий, безусловно, слабейшая фигура в фильме. И это неудивительно, учитывая актёрские способности Козловского, который играет в одинаковой манере хоккеиста Харламова, успешного бизнесмена, супергероя, пилота и кого угодно. Впрочем, ему хватило ума сказать, что он играл не Владимира Крестителя, а кого-то другого, и обозначить задумку авторов фильма о Владимире - это история перерождения человека и целого народа через ошибки и трагедии благодаря любви. Владимир представлен довольно слабым человеком, ведомым окружением, тем же викингом Свенельдом, но который в ключевой момент находит в себе силы преобразиться и, открыв душу навстречу истине, отказаться от насилия и идолопоклонства. Первые признаки будущего преображения проявляются в начальных эпизодах фильма, когда он жалеет малолетнего брата Рогнеды, не позволив Свенельду его убить. Однако затем в перипетиях борьбы за власть он постоянно проливает кровь - убивает не сам, но другие с его молчаливого согласия. Тем не менее в первой исповеди в Корсуни он берёт эти жертвы на свою совесть, покаявшись в преступлениях всей дружины, чем, собственно, и возлагает на себя ответственность за всю Русь. Замечательная сцена в конце фильма, где уже христианин Владимир побеждает язычника Свенельда не мечом, а смирением, произнеся те самые слова "Я раб Божий, и больше ничей". Вообще, эта фраза должна была бы стать слоганом фильма-притчи и выражением его главного смысла. Любовь как свободный нравственный выбор спасения. Владимир и Русь совершили его вместе тысячу лет назад, и это верно как исторически, так и духовно. Если бы главный герой сумел раскрыть эти смыслы, то картина могла бы получиться выдающейся, даже несмотря на выдумки со спущенными на печенегов с горы ладьями.

Важное место в фильме занимают языческие волхвы. Критики придираются к их внешнему виду, но это вторично. Гораздо значимее их образ, который достигается в том числе и за счёт непривычной бритоголовости вместо длинных седых бород. Волхвы выступают не просто как хранители верований предков и служители истуканов, но как агрессивная сила, навязывающая народу принцип "кровь за кровь", противостоящая зачаткам любви и жажды истинного Бога. Кровожадные жрецы готовы принести в жертву не просто мальчика, а весь народ, погубив его ради своих идолов. Волхвы-язычники - главный отрицательный герой притчи наряду с личным врагом великого князя Варяжко. Недаром именно они пытаются убить Владимира на пути к христианству. Тёмная сила - жрецы и воин-язычник, ставшие предателями ради сохранения принципа "кровь за кровь" - пытается удержать Русь от крещения всеми неправдами.

Такое развенчание языческих волхвов вызвало бурю негодования среди расплодившихся в Сети агитаторов неоязычества, поносящих Христа и христианство как некую навязанную русским "рабскую религию". За последние годы они своей невиданной активностью создали у многих пользователей Рунета идеализированное представление о языческой Руси как некоей стране истинной свободы и правды. Мощной и красивой, с развитой инфраструктурой, письменностью, древнейшими изобретениями и достижениями. Где идолы не требовали кровавых жертвоприношений, а убелённые сединой волхвы воспевали любовь и гуманность.

Такая идиллия основана на необъяснённых пока археологических раскопках типа Аркаима и бурных фантазиях разного рода псевдоисториков и популяризаторов типа Задорнова, а в совокупности сильно напоминает погубившую Украину лживую историю про древних укров, которые выкопали Чёрное море и построили египетские пирамиды. Фильм "Викинг" бьёт по этой идиллической языческой Руси наотмашь. Порой чересчур безжалостно, но судя по словам продюсера фильма Анатолия Максимова о неоязычестве как опасной силе, авторы делают это сознательно в ответ на распространяемую ложь об ариях-древних русичах. И с ними трудно не согласиться. Да, желание гордиться нашими предками как 20 века, так и 10-го вполне естественное и похвальное. Однако гордиться надо реальными и доказанными достижениями и успехами, коих у России полным-полно, а не предполагаемыми или даже выдуманными. Иначе можно попасть в ловушку, когда вместо реальной мотивации для будущих достижений народ впадает в ничтожное чванство, довольствуясь величием арийских предков, из-за чего непременно деградирует.

Неоязычники так же усиленно продвигают утверждения, что на Руси не приносили людей в жертву богам, но только животных, и что христианство, напротив, распространялось среди русичей жестокостью, огнём и мечом. Тем самым создаётся подлог, когда язычники преподносятся более миролюбивыми и менее жестокими, чем христиане. Доказать жертвоприношение людей сейчас сложно, но в фильме эпизод с сыном Фёдора, которого жрецы хотели, явно взят из "Повести временных лет", где описано, как язычники при Владимире выбрали по жребию сына варяга-христианина, а тот дал отпор и стал первым мучеником православной веры на Руси. Можно, конечно, назвать это пропагандой христиан, но в любом случае жертвоприношение как принцип удовлетворение идолов кровью живого существа - это более чем очевидная скверная традиция язычников. В том же "Слове" Илариона говорится на этот счёт: "И уже не идолопоклонниками зовемся, но христианами, не без упования еще живущими, но уповающими на жизнь вечную. И уже не друг друга бесам закалаем, но Христос за нас закалаем, <закалаем> и раздробляем в жертву Богу и Отцу. И уже не <как прежде>, жертвенную кровь вкушая, погибаем, но, пречистую кровь Христову вкушая, спасаемся".

Что же до насильного распространения христианства на Руси, то это, безусловно, преувеличение. Не заставишь такой большой и свободолюбивый народ, как русичи в те времена, принять новую веру исключительно насилием. Понятно, что иногда агрессивное сопротивление отдельных язычников вынуждало к применению силы, учитывая нравы тех лет и норов Владимира. Однако нет никаких доказательств массового уничтожения несогласных с христианством на Руси. Об этом как раз и говорит продюсер картины Анатолий Максимов, рассказывая, как историк 18 века Василий Татищев, считая, что Крещение на Руси шло непросто, перенял польское католическое выражение «ogniem i mieczem», не имея никакого подтверждения фактами.

Повторюсь, что фильм "Викинг" не столько история, сколько притча, хотя авторы ошибочно и настаивают на исторической подлинности. Но уже из этих высказываний видно, что авторов фильма можно упрекнуть в чём угодно, но только не в неуважении к древней Руси, непатриотизме или западничестве. Более того, сценарист фильма Андрей Рубанов признался, что концептуально и методологически отталкивается от работ Льва Гумилёва. А гумилёвскую трактовку историю вряд ли повернётся язык назвать непатриотической. Авторы фильма тоже, похоже, не ставили, задачу очернения Руси. К примеру, те же варяги-наёмники показаны с неприглядной стороны как чужаки, готовые воевать только за деньги и способные в самый тяжёлый момент бросить князя. А византийцы при всём их великолепии выглядят как слабаки, не способные отстоять свой город перед отчаянным напором русичей. Опять же - вопрос не в историчности, а в подходе и интерпретации. Как ни крути, в "Викинге" главный герой в картине - русский народ, нашедший в себе силы и мудрость под руководством Владимира выйти из грязи язычества и окунуться в чистые воды христианства.

Следует признать, что реализация задумки как фильма-притчи не на высоте и вряд ли стоит семи потраченных лет и 1,25 миллиарда рублей (которые, впрочем, почти окупились). Но она и не заслуживает тех потоков обвинений, которые на неё обрушились. В картине нет намеренного искажения истории России в попытке навредить памяти о предках, но есть попытка в понятных молодёжи средствах иносказательно поведать о преображении русичей 1000 лет назад. Желание похвальное и даже отчасти удавшееся. Оно было понято зрителем и зацепило его - отсюда и большая касса. Однако хочется пожелать российскому кинематографу и авторам "Викинга" на будущее более успешных попыток. Критикам же и экспертам надо быть всё же хоть немного благодушнее к отечественному кино - да, оно слишком часто разочаровывает. Но если мы будем на автомате и по привычке хаять даже такие попытки, вываливая потоки обвинений на каждую новую картину, даже не пытаясь понять её, то только сами оттянем возрождение российского кинематографа. А оно чрезвычайно нам необходимо. Рискну сказать - немногим менее, чем когда-то принятие веры в Христа.



РМ

Recent Posts from This Journal

  • Правила русского мира

    1. Живи в согласии с Богом, по совести. Иди по жизни с любовью в сердце, даже во враге видь только жертву дьявола. 2. Не мирись с несправедливостью.…

  • "Люди с кейсами" шантажируют Трампа

    Выступление бывшего главы ФБР Коми по поводу Трампа наглядно подтверждает недавно сказанные в интервью "Фигаро" слова Путина о…

  • Игорь Додон: Молдавия выбирает Россию

    Лидер Молдавии Игорь Додон произнёс на ПМЭФ мощную речь с главным посланием - народ Молдавии больше не хочет быть пушечным мясом в грязных…


  • 1
Высокоразвитая по сравнению с кем? Австралийскими аборигенами? Обычные полукочевые скотоводы бронзового века, коих по Евразии шлялось немеряно.

И к русским они имеют такое же отношение, как этруски к современным итальянцам. Даже меньше, наверное.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account